Фан Сайт сериала House M.D.

Последние сообщения

Мини-чат

Спойлеры, реклама и ссылки на другие сайты в чате запрещены

Наш опрос

По-вашему, восьмой сезон будет...
Всего ответов: 2024

Советуем присмотреться

Приветствую Вас Гость | RSS

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · FAQ · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: _nastya_, vikimd, ребекка, MarishkaM  
Форум » Фан-фикшн (18+) » Общие фанфики » Его глаза были голубыми (Сиквел к Фортепьянному концерту по вселенной Карандашей)
Его глаза были голубыми
hoelmes9494Дата: Воскресенье, 14.05.2017, 18:30 | Сообщение # 1
фанат honoris causa
Награды: 0

Группа: Персонал больницы
Сообщений: 4178
Карма: 6338
Статус: Offline
Название Его глаза были голубыми
Саммари один день из жизни POV Уилсона
Автор: hoelmes9494
Жанр: хёрт-комфорт
Пейринг: хилсон
Рейтинг: броманс
Размер где-то между мини и миди, если прямо точно считать знаки.
Дисклаймер: не претендую ни на героев, ни на АУ
Предупреждение: если кто-то незнаком ещё с этой АУ, лучше знать наперёд, что атмосфера нигде не радужная. Хаус — искалеченный во всех отношениях глубокий инвалид, но с его чисто хаусовским жизнелюбием,
Статус: закончен

Самое трудное для него - лёжа на животе одновременно приподнять руки и ноги, прогнувшись назад. Ему больно. Я отчётливо слышу, как он скрипит зубами, а дыхание становится коротким и хриплым.
- Терпи! Держи! Девять. Восемь. Семь. Шесть. Пять. Держи!!! Три.Ещё секунду! Всё! Отдыхай…
Лежит пластом, дышит со свистом, потом кое-как подтягивает колено, переворачивается на бок.
- Ты молодец. Я горжусь тобой. Минута и двадцать секунд - это рекорд. Скажи мне, когда будешь готов перейти на турник.
Турник у него низкий, потому что просто висеть на руках без опоры он не может и не сможет никогда - в этом вопросе ортопеды единодушны. Поэтому он ложится на спину под перекладину. Хватается за неё руками и подтягивается. Приподнимая с пола верхнюю половину тела, продолжая при этом опираться на ноги.
- Готов? Давай.
Под турник он заползает сам. С некоторых пор меня снова стало напрягать смотреть на то, как он ползает - отвык. Но без прибора, опоры и моей помощи на ноги ему не встать. Ползёт он, опираясь на колено левой ноги и теперь на выпрямленные руки - раньше на локти. Правая волочится, хотя уже не выглядит мёртвым искривлённым придатком, голень выправили, мышцы оформились в довольно симпатичный рельеф. Вообще, если вынести за скобки деформации, с которыми уже ничего не поделаешь, у него красивое тело - мощный торс, хорошие бицепсы, красивые запястья. Даже загар вполне себе - мы опять вырвались на пару недель на море. Кисти подкачали - девятнадцать переломов мелких костей всё равно в красивый узор не сложишь, но на прошлой неделе он снова занялся пенспиннигом, и получается неплохо. Единственное, в первые дни я задолбался поднимать ему с пола чёртову ручку, но теперь он уже подолгу не роняет её.
Ухватился за перекладину, напряг плечи - Раз! Коснулся, как положено, подбородком, зафиксировал, опустился. Два! - Новый рывок, новое касание. Теперь это далось ему непросто. Ну? Хватит на третий раз? Да! Хватило!
- Спорим, что ещё раз у тебя не выйдет?
- На что спорим? - сипит сдавленно, уже порядком вымотался, футболка липнет к телу, виски блестят от пота, жуткое монструозное паханое поле на месте глаз окрасилось во все оттенки бордового.
- Если сделаешь, вечером смотрим кино по твоему выбору, если нет - по моему.
- Идёт.
Делает в четвёртый раз - нечисто, извиваясь, но подбородком до перекладины достал. Зачёт.
- Ты выиграл. Давай руки.
Разминаю и растягиваю его пальцы. Они сейчас стали куда податливее, чем даже год назад - сказывается и пенспиннинг этот, и то, что он много играет на своём электрооргане.
- Давай ещё амплитуду увеличим.
- Хорошо, давай. Ну, терпи.
Слово «терпи» во время таких утренних занятий у меня с языка не сходит.
- А-а! - орёт он, запрокидывая голову. - Мать твою, Уилсон! Больно!!! - и тут же. - Ты чего остановился?! Не хрена меня слушать - ты сам чувствуй, ещё тянешь или уже ломаешь. Давай!
- Ну, терпи ещё!
- А-а-а!!!
- Теперь медосмотр.
Это нововведение у нас. Он ворчит, но не спорит - после того, как месяц назад схватил средний отит здорового уха, и пришлось обходным путём подлазить под искусственную перепонку и откачивать гной. Я знаю, что он здорово перепугался, хотя старался не подавать виду - безропотно выполнял все назначения ЛОР-врача, глотал таблетки, закапывал капли, перевязывал ухо шерстяным платком и сидел на диване похожим на зайчика с короткими ушами на затылке. Слава богу, слух не пострадал.
- Температура у тебя нормальная, давление чуть повышено. Волнуешься из-за предстоящей консультации нейрохирурга?
Сегодня они обещали сообщить результат тестирования активности зрительной коры и тогда уже будут решать вопрос о вживлении искусственных имплантов. Это будет круче, чем трансляторы - картинку они будут давать более объёмную, цветную, возможно, со специальным приспособлением он даже сможет читать. Но только если чувствительность проводящих путей и коры позволит. Неделю назад мы на полдня ложились в клинику, прошли , наверное, сотню всевозможных тестов, и вот сегодня всё решится.
- Конечно, волнуюсь, - он пожимает плечами. - В прошлый раз их представительница пришла в таком сногсшибательном мини, что у меня до вечера стояк не унимался… Что у нас на завтрак?
- Омлет с шампиньонами и шоколадные маффины. Хочешь чего-нибудь ещё?
- Нет. Омлет подойдёт. Только дай мне нормальную вилку, ладно? Мне надоело изображать умственно-отсталое дитя с пластиковыми ножами.
- Как скажешь. Наденешь прибор или покатать тебя пока?
- Покатай меня пока.
Он ловко перебирается в кресло - компактное, комнатное, и я везу его к столу.
- Очки дай.
- Тебя же просили стараться ими не пользоваться до консультации.
Наверное, ему, действительно, очень важна эта консультация, потому что он уступает и завтракает вслепую, хотя его это бесит. Оно и понятно - даже на слух ему трудно ориентироваться, с одним ухом точно звук не локализуешь. Я стараюсь помочь - устраиваю из кусочков его омлета горку в середине тарелки, чтобы было легко накалывать, не гоняясь за каждым куском, кружку с кофе вкладываю прямо в пальцы, маффины придвигаю, беру его послушную руку и касаюсь кончиками расслабленных его пальцев до края.
- Сориентировался? Ешь.
- Что у нас на сегодня, кроме консультации?
- Обычный рабочий день. Не тянись, стакан снесёшь. Скажи, что нужно, я подам.
Вижу, что его это бесит, говорю, стараясь успокоить:
- Это же всего на день.
- Знаю.
А завтрак ковыряет еле-еле - всё-таки здорово волнуется, а аппетит у него капризный.
Консультация назначена на вторую половину дня, поэтому сначала мы едем в больницу Конечно, Хаус сегодня без своих трансляторов полноценно работать вряд ли сможет, но меня-то, точно, никто не отпускал, и потом у него ЛФ, физио- и необходимость получить допинг, издеваясь над новенькой - врачом интерном, отданной Кадди ему на растерзание.
В первый же день её появления на работе, он скинул в руку трансляторы и, повернув к ней безглазое лицо, спросил, знает ли она, что её предшественницу он насмерть забил тростью? Если девушка после этого не стала заикой, то только благодаря моему своевременному вмешательству.
- А что ты имеешь против? - в ответ на упрёки задрал подбородок Хаус. - Наоборот, ты мне должен быть благодарен - я дал тебе возможность симпатичную девочку скадрить.
Я только головой покачал, хотя в душе был рад, что он уже может острить и прикалываться на эту тему - значит, успокоился, если не совсем, то в значительной степени. Пусть даже только делает вид, что это так.
На парковке нас встретил с уже другим, больничным креслом, Кларенс. На Хаусе миостеп, простые чёрные очки, скрывающие его лицо, в руке - трость, и он, в принципе, может ходить и из салона автомобиля выбирается сам, но кресло облегчает ему жизнь, а Хаус не таков, чтобы отказываться от приспособлений, облегчающих жизнь.
- Я вам сегодня понадоблюсь, док? - спрашивает Кларенс.
- Пока не знаю. Позвони мне в четверть третьего - если Уилсон будет свободен, считай, что у тебя выходной, если нет, отвезёшь меня в одно место.
- О`кей, док.
- Я буду свободен, - говорю я. - Для тебя эта встреча важна, и я буду с тобой во что бы то ни стало.
- Ну, тогда тем более поехали.
У барьерчика регистратуры нас ждёт Кадди - выжидательно смотрит, как мы выбираемся из лифта, движемся по коридору, как я провожу карточки через датчик сканера - сначала свою, потом Хауса, и вид у неё какой-то многообещающий.
- Хаус… - наконец, открывает она рот.
Хаус тут же разыгрывает пантомиму - «слепой в толпе» - он крутит головой:
- А? Что? Кто ко мне обращается? Какой неприятный визгливый голос! Какая-то пожилая леди в последней стадии маразма?
- Перестань валять дурака! - свирепеет начальница. - Что ты вчера устроил в сканерной?
- А, Кадди, это ты? У тебя что, ларингит или джинн вчера оказался слишком крепким?
- Я задала вопрос! - холодно отчеканивает Кадди.- Что ты сделал со сканером?
- Ну, просто они, как сиамские близнецы, по одиночке не пролезали, - оправдывается Хаус, а случайно оказавшийся в вестибюле Чейз - я вижу - гримасничает и зажимает рот, чтобы не покатиться со смеху.
Я знаю, о ком он - вчера в отделение доставили парня и девушку, у которой во время полового акта случился острый стойкий вагинальный спазм. Не знаю, зачем Хаус стал делать им сканирование - подозреваю, ему просто хотелось позабавиться, но персонал отделения функциональной диагностики он впечатлил.
- Ну, ничего же страшного не случилось, - пытаюсь разрядить обстановку я.
- Не случилось? Да они подвижную платформу заклинили, и мне пришлось вызывать техника.
- Подожди, - говорю. - А как он их тогда вообще вынул оттуда?
- А кто тебе сказал, что он их вынул?
- Увы, вынуть их можно было, только расчленив, - сокрушённо сообщил Хаус, понурив голову. - Я не мог пойти на это без твоей санкции, но ты уже ушла.
- Прикинь, я всего через полчаса опять пришла. Потому что меня вызвали. Потому что у тебя хватает ума баловаться там, где больше ни у кого не хватает.
- А зачем ты мне их подсунула? - он неплохо научился уже гримасничать, с его ресурсами это - достижение. - Что там диагностировать, кроме лёгкой олигофрении? Я просто выполнил свою работу - провёл полное обследование. Кто виноват, что для твинсов у тебя не подходит оборудование?
Чейз уже обнаружил себя и, махнув на всё рукой, несдержанно хохочет.
- А ты что здесь делаешь? - мигом переключается на него Кадди.
Чейз берёт себя в руки и показывает папку:
- У нас пациент из скорой. Асцит.
- Сердечная недостаточность? Цирроз? Рак? - спрашиваю я.
- Не валяй дурака, - отрезает Хаус. - Будь это на поверхности, мы бы его не взяли. Так, Чейз?
- Ни цирроза, ни рака, ни сердечной недостаточности, - подтверждает Чейз.
- Вперёд! - командует Хаус и, на ощупь забрав у меня из рук, кидает трость в Чейза. Чейз ловит - у него отличная реакция. Перебрасываясь репликами, они удаляются по коридору в сторону своего диагностического отделения. Тогда Кадди поворачивается ко мне:
- Как он?
- Волнуется. Нервничает. Нормально.
- В случае неудачи он…
- Не сможет пользоваться трансляторами.
- То есть, снова ослепнет?
- Не сможет пользоваться трансляторами. Он и так слепой.
- Послушай, Джеймс, мне всегда было интересно, но я как-то стеснялась его расспрашивать… Как он видит в этих трансляторах? Каким ему представляется мир?
- Как можно знать наверняка? Я расспрашивал, он пытался объяснять. Плоское изображение, очень размытое, при усилии обретающее бледные неверные цвета. Двойные контуры, дрожь, что-то вроде пикселизации. Иногда вспышки, Если сменить диафрагму, он даже может прочесть очень крупные буквы, но читает он, как корректор в телефоне. А когда я как-то показал ему иероглифы, он вообще их не увидел. Когда очень светло, а объекты яркие, ему легче. В сумерках он не видит совсем.
- Это вы с Кларенсом из-за него рядитесь теперь, как попугаи?
Я перевёл взгляд на свою оранжевую рубашку с зелёным галстуком и смутился. Кларенс мог себе позволить не смущаться даже в анилиново-голубой куртке и жёлтой футболке под ней.
- Надо мне тоже прикупить блузок поярче, - сказала Кадди. - Может быть, у него будет меньше поводов меня игнорировать. Иди работай, Уилсон, я и так тебя задержала.


Путь к сердцу мужчины лежит через торакотомию. Всё остальное - ванильная ересь.

Сообщение отредактировал hoelmes9494 - Воскресенье, 14.05.2017, 19:44
 
TaniДата: Воскресенье, 14.05.2017, 19:14 | Сообщение # 2
Кардиолог
Награды: 0

Группа: Персонал больницы
Сообщений: 521
Карма: 765
Статус: Offline
smile

Sometimes reasonable men must do unreasonable things©
...милосердие в каждом движеньи, а в глазах, голубых и счастливых, отражаются жизнь и земля©
 
hoelmes9494Дата: Воскресенье, 14.05.2017, 19:14 | Сообщение # 3
фанат honoris causa
Награды: 0

Группа: Персонал больницы
Сообщений: 4178
Карма: 6338
Статус: Offline
Добавлено (14.05.2017, 18:30)
---------------------------------------------
Всё утро я с Хаусом не виделся, хотя несколько раз слышал за стеной его резкий язвительный голос. В диагностическом избегали резких звуков и никогда не позволяли себе повышать голос, поэтому солировал их заведующий особенно ярко. Около двенадцати он мне позвонил на мобильник:
- Ленч? Я проголодался.
- Принести тебе на место или хочешь пойти в кафетерий?
Он мгновение подумал:
- Хочу в кафетерий.
- Тогда подожди минутку - я зайду за тобой.
Когда я вошёл в помещение его отдела, там никого, кроме самого Хауса не было - будь я оптимистом, я бы решил, что он отпустил сотрудников тоже пообедать, но куда вероятнее было подумать, что он припряг их делать какие-нибудь тесты для пациента с непонятным асцитом. А сам Хаус торчал перед телевизором и щёлкал пультом раз в секунду.
- Тебя обманули, - сказал я. - Это не порно. Просто русская теннисистка берёт очередной сет. У неё такая фишка - интим с каждым мячиком, - хотя на самом деле на экране не было ни порно, ни тенниса.
- Я ждал тебя больше минуты, - сказал Хаус. - У тебя нет или чувства времени, или дара предвидения. За это купишь мне лишний пончик.
- При условии, что ты съешь нелишний. Не хочу, чтобы тебя снова тошнило в машине, если кто-то врубит гудок у тебя над ухом, а если ты будешь на пустой желудок, тебе и меньшего хватит.
Хаус поёжился, передёрнул плечами, вспоминая тот неприятный инцидент с гудком, но я сознательно о нём напомнил - теперь он поставит блок, и подобное больше не повторится. У него уже сотни этих блоков, и они помогают мало-помалу сводить его паническое расстройство на почве посттравматического синдрома на нет. Плохо, что травмирующие ситуации чертовски разнообразны -каждую не обговоришь.
В кафетерии у нас есть свой стол, вернее, у него есть свой стол, но поскольку мы, как правило, обедаем вместе, то, выходит, и у меня. За него никто не садится, даже если нас нет. Потому что он удобно стоит, и там самый тихий угол, и кресло проходит, и сидящих за ним остальным почти не видно. Не то, чтобы Хаус не позволил себе есть руками или пить суп через край тарелки и на виду у всей больницы, но просто самой больнице так спокойнее. А Хаус может. Если погода скверная, если больной непонятный или просто если боль почему-либо сегодня сильнее обычного.
Но сегодня еда как раз удобная: консоме с пирожком, и Хаус пьёт бульон через соломинку, а пирожок берёт рукой, потом мясо по-французски, которое он просто насаживает на вилку и объедает, а на десерт именно, что пончики. С вареньем. Варенье капает ему на лацкан пиджака, но это и со здоровыми случается - я просто стираю каплю салфеткой. От кофе он отказывается, признаваясь:
- Меня и так потряхивает. Я даже не знаю, чего больше хочу, чтобы я подошёл им или наоборот.
- Тебя же никто не заставляет это делать. Ты можешь отказаться. На любом этапе.
- Нет, пусть они сами скажут, что я не подхожу. Пока я - в игре.
В кафетерии появляется запуганная интерн.
- Доктор Чейз прислал меня сказать, - пищит она, - что анализ на антитела отрицательный, и он решил делать нативную провокацию. А доктор Форман с ним не согласен.
Только я замечаю, что Хаус при первых звуках её голоса сильно вздрагивает - без трансляторов он её не увидел, а когда она неожиданно заговорила, испытал лёгкий шок, как от любой неожиданности, хотя я сам слышал, как Чейз натаскивал её: «Если Босс без очков-трансляторов или, не дай бог, спит, не подкрадывайся к нему. Напевай издалека, или свисти, или ногами топай, только не вздумай застать его неожиданно». У самого Чейза уже давно стало привычкой насвистывать, подбираясь к Хаусу, коллеги начинают высмеивать его за эту привычку - он, того гляди, и на совещаниях перед тем, как заговорить, начнёт свистеть.
А сейчас Хаус виду не подал, что что-то не так, но если девочка продолжит относиться к советам Чейза в том же духе, долго она в отделе не проработает.
- Нативную провокацию? - переспрашивает начальник отдела, поворачивая к интерну свои простые тёмные очки. - Пусть не думает, что когда Кадди раздавит его, как асфальтоукладчик, я прибегу с совковой лопатой отскребать его от покрытия.
- Сказать ему, чтобы не делал? - недоумевает интерн.
- Почему? Он всё правильно делает. Иди, помоги ему с получением согласия. Уилсон, ты доел? Поехали отсюда - мне ещё нужно объяснить Кадди, кто из Формана с Чейзом больший кретин.
И я везу его в кресле к кабинету Кадди, где он прогоняет меня:
- То, что я буду ей говорить, не для твоих нежных ушей, амиго. Сбегай, подлечи пару своих лысиков, только не забудь про встречу.
- Конечно, я не забуду, Хаус. Не впишись в косяк.

На встречу, в клинику глазных болезней, где Хаус уже получал коррекцию трансляторов, мы едем все втроём - и Кларенс тоже. Он действует на Хауса успокаивающе, поэтому не отказывается, когда я прошу его. По дороге он поёт что-то размытое, блюзовое, и по тому, как Хаус дремлет, устроив голову у меня на плече, я понимаю, что ночью сегодня он, кажется, вообще не спал.
Заместитель главы научно - исследовательской группы «Аргус»- уже знакомый нам Клайв Баркер, представляет коллегу Найджел Кейт. К моему удивлению, это совсем юная девушка, притом темнокожая.
- Я расшаркиваться с вами долго не буду, - говорит она. - Понимаю, что вы оба на иголках. В общем так, доктор Хаус: положение ваше не блестящее, но небезнадёжное. К сожалению, сетчатка погибла почти стопроцентно, а если и нет, из этих руин плоти мы её уже и не раскопаем. Что касается зрительной зоны коры, тут другое дело. Кора функционирует нормально, а из-за ношения трансляторов она даже получала нужную стимуляцию. Нервы тоже сохранены и, в принципе, готовы к созданию интерфейса компьютер-мозг. Вопрос в готовности всех ваших структур к восприятию. Сейчас, если не возражаете, я сниму у вас ещё пару параметров, и мы придём к окончательному решению.
Она достаёт свои инструменты, и я пугаюсь:
- Как вы хотите это проделать?
- Вот эти две иглы электродов, - объясняет Кейт, - я введу в область глазниц до конца орбиты. Не волнуйтесь, мы вас надёжно обезболим. Потом подам на них модулируемый импульс. По отклонению стрелки, соединённой с вашими внешними контактами, я смогу судить о реакции на зрительные образы, которые будут поступать от имплантов. Вы готовы?
Готов ли Хаус к тому, чтобы ему в глазницы воткнули две длинные иглы? Я даже растерялся, не зная сердиться мне или смеяться. Кларенс беспокойно шевельнулся, нашаривая в кармане предусмотрительно взятый с собой ативан.
Хаус побледнел. Он побледнел, как извёстка, как снятое молоко, на его лице не осталось и памяти морского загара, руки, лежащие на коленях, затряслись у него, как у паркинсоника.
- Готов, - сказал он. - Валяйте, делайте.
Следующие несколько мгновений стоили того, чтобы их увековечить в скрижалях, наименовав как-нибудь вроде: «Трактат о железной воле». Я стоял у Хауса за спиной, держа руками его за плечи, а животом упираясь в его затылок. По животу при этом одна за другой стекали струйки его пота - Хаус исходил потом так, словно его выжимали. Короткое запальное дыхание слышно было, кажется в коридоре. Я не умолкал ни на мгновение - я всё время говорил с ним - острил, успокаивал, нёс какую-то околесицу, и то же самое делал Кларенс, его низкий сочный баритон:
- О, вот так и хорошо, док. Вы - молодец, вы прямо герой, док, - мячиками отскакивал от стен,
но не знаю, слышал ли он нас вообще.
«Только бы он не потерял сознание, - думал я, пальцами оглаживая напряжённые клюцицы. - Она не сможет ничего понять по своим приборам, если он потеряет сознание. Всё будет напрасно. Этот ужас будет напрасен».
- Электроды я ввела, - наконец, сказала Кейт. Она не знала, в чём дело, но ей передалось наше напряжение, и голос звучал встревоженно. - Посидите немного, доктор Хаус, привыкните.
«Привыкните», - я снова чуть не рассмеялся или чуть не разорался - не знаю хорошенько.
- Вот послушайте-ка, док, что сегодня мне рассказали на парковке, - вдруг вспомнил Кларенс и принялся за забавную историю про старушку, которая перепутала кабинеты гинеколога и зубного врача. Хаус сидел запрокинув голову, и концы электродов торчали у него из глазниц жутко и нестерпимо. Я представил на месте одного из них гранёный карандаш, и меня чуть самого не затошнило. Маленькая капелька крови, выступившая на коже возле прокола, казалась мне иллюстрацией романа ужасов.
- Не волнуйтесь, я ничего-ничего не повредила, на суррогатном зрении это не отразится, - постаралась успокоить Кейт. Хаус молчал, дышал, как загнанный, потел и дрожал. Я гладил его плечи, шею, волосы, шептал, что всё хорошо, Кларенс, вежливо замолчавший, когда заговорила Кейт, продолжил рассказывать свой анекдот.
- Доктор Хаус, - выждав время, снова обратилась к нему Кейт. - Сейчас я начну подавать импульсы на электроды и снимать потенциал. Вполне возможно, что в какой-то момент вы что-то увидите. Пожалуйста, дайте мне знать, если это случится… Вы меня слышите?
- Да, - сказал Хаус. Слово прозвучало, как скрип неподъёмного заржавевшего насмерть ворота.
- Ну, тогда я начинаю, - Кейт подсоединила проводки к клеммам чёрного прибора, напоминающего тестер электромонтёров, и начала медленно поворачивать ручку. Выглядело это неприятно, как будто Хауса посадили на электрический стул и готовятся запустить ему в голову тысячу вольт чистой смерти. Уверен, если бы сам Хаус мог это видеть, он бы точно не выдержал.
- Есть! - вдруг хрипло сказал он в какой-то момент. - Есть свет.
- Справа или слева? - уточнила Кейт деловито.
- Не справа и не слева, а прямо передо мной.
- Вау! - чему-то обрадовалась наша экспериментатор. - Такого я даже и не ждала. Просто прекрасно, доктор Хаус. Даже лучше, чем мы рассчитывали. Давайте, я извлеку электроды и мы…
Но он перехватил её руку и не позволил прикоснуться к своему лицу. А хватка корявых сучков, которые заменяют Хаусу пальцы, тоже, надо сказать, производит впечатление, и то, что Кейт не завизжала, когда он её схватил за запястье, плюс к её самообладанию. Она только нервно спросила:
- Что такое, доктор Хаус? - и постаралась вырваться.
- Извлечь электроды, наверное, не так сложно, - уже извиняющимся тоном проговорил он, не выпуская, однако, её руки, - пусть это сделает доктор Уилсон. Я прошу вас.
Она отступила, и я осторожно вытянул обе иглы из его глазниц - они были чуть-чуть испачканы кровью, и из проколов тоже выступила кровь, Кейт протянула мне ватную палочку, смоченную перекисью водорода.
- Промокните. Ничего страшного.
Это для неё не было «ничего страшного», у Хауса сердце из груди выпрыгивало.
- Ты взял сюда трансляторы? - спросил он, у меня. - Взял?
- Нет, я не взял. Они остались дома, Хаус.
- Уилсон, ты кретин, - тоскливо сказал он, и я, действительно, почувствовал себя кретином. В конце концов, если его просили не надевать трансляторы до встречи, значит, имели в виду что-то проверить после периода темноты. Можно было догадаться, что проверка будет инвазивной - как иначе, если глаза заросли кожей, и сквозь неё только темнота «иногда чуть-чуть коричневее, когда свет в лицо». Можно было и догадаться, как воспримет любую инвазивную проверку Хаус, а я, кретин, не позаботился о том, чтобы вернуть ему суррогатное зрение сразу, как всё закончится. Мне захотелось хорошенько попросить у него прощения за свою ограниченность, но Кейт не дала мне этого сделать, заговорив коротко и деловито:
- Вы нам подходите. Соглашение можно подписать прямо сейчас, чтобы наши техники не теряли времени и подготовили для вас импланты. Поскольку вы участвуете в испытаниях, само вживление будет для вас бесплатно, но за «косметику» - пластика век, формирование ресниц, протоков слёзных желёз, цвет конъюнктивы - в общем, за весь антураж вокруг приборов, вы будете платить сами.
- Это не проблема, - сказал я.
- У нас заключено соглашение с отличным пластическим хирургом - доктор Кристофер Тауб может помочь вам в коррекции внешности после пересадки.
- Мы это решим, - заверил я. - Хаус, дружище, что скажешь?
- Какие ваши прогнозы? - спросил он.
- У вас есть возможность построить бинокулярное зрение, - сказала Кейт. - Это значит, что вы сможете определять не только контур предметов, как сейчас, но и форму и удалённость. К сожалению, хоть сколько-нибудь точно прогнозировать тут невозможно - ваш анализатор должен будет подстроиться, найти с имплантами общий язык. Но, я вижу, вы уже пользуетесь наружными ортопедическими мышечными имплантами, вы пользуетесь очками-трансляторами. Полагаю, вы сможете вспомнить первые дни, когда вы могли видеть только смутные силуэты. Позже ваше зрение улучшилось - судя по карте, вы даже читаете крупный текст с экрана. Разумеется, это не расширение или перепрограммирование возможностей трансляторов - это ваша собственная нервная система стала достраивать недостающее, пользуясь жизненным опытом. У вас гибкий ум, я думаю, вы сможете освоить и наши протезы и выжать из них всё возможное.
Хаус молчал, низко опустив голову и перебирая пальцами так, будто снова крутил в них ручку.
- Ну, что? - подстегнула Кейт. - Заключаем контракт?
Хаус резко вскинул голову - так резко, что я испуганно качнулся к нему, а с другой стороны то же самое сделал Кларенс. Но он вдруг захохотал. Не истерично, не болезненно - превесело, как будто только что услышал невероятно смешной анекдот.
- Отлично, госпожа профессор, - выговорил он сквозь смех, хотя Найджел Кейт не была никаким профессором. - Заключаем. Контракт. О`кей, я готов! Уилсон всё подпишет за меня - он наделён такими полномочиями.

- Ты в порядке? - осторожно спросил я его уже вечером, когда мы устроились перед телевизором на диване, и он, нацепив трансляторы, с облегчением убедился, что после сегодняшнего обследования у Кейт хуже в них видеть не стал.
- Упс! - сказал он, отбирая у меня пульт. - Кино выбираю я. Ты проспорил - забыл?
- Пожалуйста, - уступил я, хотя фильм смотреть мне не особо хотелось, да и ему, похоже, не очень.
- Останешься у меня? - спросил он.
- Если ты хочешь… Что-о? «Неприкасаемые»? О, нет!
- О, да! - злорадно передразнил Хаус укладываясь поудобнее - головой на моих коленях.
- Значит, где-то через две недели…
- Ага.
Ему не слишком хотелось об этом говорить - кажется, он всё-таки здорово волновался. Да и неудивительно - это была бы двадцать вторая операция, перенесённая им за последние годы.
- А как твой пациент с асцитом? - вспомнил я.
- А-а, - отмахнулся он. - Ерунда. Нетипичное течение болезни Бадда- Киари - с поздним началом. Даже Чейз догадался, - поперхнулся последним словом и длинно зевнул.
- Спать хочешь? - я взял на себя вольность - поерошил его волосы. Он не приветствовал таких поползновений, но я знал, что это его успокаивает. А сегодняшний день бестревожным было никак не назвать, поэтому сопротивления я не встретил.
Телефон зазвонил, когда усталый Хаус уже крепко спал, да и сам я начал подрёмывать и подумывать о перемещении нас обоих в постели.
- Прошу прощения, доктор Уилсон, это Найджел Кейт - вы оставили свой телефон на случай, если что-то возникнет… Ведь ещё не поздно? Вы не спите?
- А что-то возникло? - встревожился я, и она уловила тревогу в моём голосе.
- Нет-нет, ничего такого, не беспокойтесь - просто я просматривала наше соглашение и увидела, что мы забыли договориться о цвете имитации радужной оболочки имплантов. Это, конечно, малосущественная деталь, но хотелось бы учесть все мелочи. Какого цвета были его глаза?
Я выдохнул беспокойство и улыбнулся.
- Голубого, мисс Кейт. - Его глаза были голубыми.
(закончен)


Путь к сердцу мужчины лежит через торакотомию. Всё остальное - ванильная ересь.

Сообщение отредактировал hoelmes9494 - Понедельник, 15.05.2017, 08:30
 
TaniДата: Воскресенье, 14.05.2017, 20:13 | Сообщение # 4
Кардиолог
Награды: 0

Группа: Персонал больницы
Сообщений: 521
Карма: 765
Статус: Offline
Фууух, аж дыхание задержала! Побаиваюсь я этой вселенной. Обошлось. smile
Ура! У Хауса будут глаза! Спасибо! flowers
И Тауб! smile


Sometimes reasonable men must do unreasonable things©
...милосердие в каждом движеньи, а в глазах, голубых и счастливых, отражаются жизнь и земля©
 
wilhelmДата: Четверг, 25.05.2017, 12:24 | Сообщение # 5
Педиатр
Награды: 0

Группа: Пациент
Сообщений: 58
Карма: 199
Статус: Offline
великолепно! но мааало, хочется еще
 
hoelmes9494Дата: Четверг, 25.05.2017, 16:43 | Сообщение # 6
фанат honoris causa
Награды: 0

Группа: Персонал больницы
Сообщений: 4178
Карма: 6338
Статус: Offline
wilhelm, спасибо. Самой хочется ещё, но попозже, ОК?

Путь к сердцу мужчины лежит через торакотомию. Всё остальное - ванильная ересь.
 
wilhelmДата: Пятница, 26.05.2017, 05:36 | Сообщение # 7
Педиатр
Награды: 0

Группа: Пациент
Сообщений: 58
Карма: 199
Статус: Offline
hoelmes9494, хорошо, будем ждать. Я после (и из-за) Вашего "Фортепьянного концерта" решилась прочесть "Карандаши" на двух языках, "Термодинамику" и потом еще несколько англоязычных историй на ту же тему восстановления Хауса после "Контракта". Сам "Контракт" читать невозможно совершенно, открыла и закрыла его и потом полночи потряхивало. Зато здорово, как у разных авторов, пишущих на разных языках, Хаус себя последовательно вытягивает из этого ужаса. Мне понравились, кроме тех, что на этом форуме, еще "Exigencies" и "A Gentle Knock at the Door". Там меньше хилсона, но зато много восстановления Хауса как врача, через работу - это всегда интересно
 
Форум » Фан-фикшн (18+) » Общие фанфики » Его глаза были голубыми (Сиквел к Фортепьянному концерту по вселенной Карандашей)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:



Форма входа

Наш баннер

Друзья сайта

    Smallville/Смолвиль
    Звёздные врата: Атлантида | StarGate Atlantis - Лучший сайт сериала.
    Анатомия Грей - Русский Фан-Сайт

House-MD.net.ru © 2007 - 2009

Данный проект является некоммерческим, поэтому авторы не несут никакой материальной выгоды. Все используемые аудиовизуальные материалы, размещенные на сайте, являются собственностью их изготовителя (владельца прав) и охраняются Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах", а также международными правовыми конвенциями. Эти материалы предназначены только для ознакомления - для прочих целей Вы должны купить лицензионную запись. Если Вы оставляете у себя в каком-либо виде эти аудиовизуальные материалы, но не приобретаете соответствующую лицензионную запись - Вы нарушаете законы об Интеллектуальной собственности и Авторском праве, что может повлечь за собой преследование по соответствующим статьям существующего законодательства.